Леушино



Леушино
Игумения Таисия Леушинская

«ХАТКА» В ЦАРСТВЕ НЕБЕСНОМ

СОН ИГУМЕНИИ ТАИСИИ О СВОЕЙ КОНЧИНЕ


св. Иоанн Кронштадтский и Игумения Таисия в Леушино
Известно, что своим угодникам Господь часто открывает времена и сроки их кончины. Так и блаженная Игумения Таисия не осталась неизвещенной о дне своего престалвения от земли на небо. Об этом поведала сама матушка Таисия в письме к отцу Иоанну Орнатскому, который опубликовал этот рассказ в журнале «Кронштадтский Пастырь» №18 за 1912 г.

«В первой половине декабря месяца минувшего 1911 года я сильно простудилась. По обычаю своему никогда не обращаться к докторам и медикаментам, я и на этот раз не изменила ему, хотя и чувствовала быстрый прогресс болезни, усиливавшей ежедневно мои страдания. Наконец около 20-го Декабря болезнь одолела и совсем уложила меня; у меня оказалось «катаральное воспаление части правого легкого и всей легочной плевы». Описать все болезненные и тяжкие страдания я не могу. При полном отсутствии сна и при моем слишком 70-летнем возрасте надежды на выздоровление быть не могло. 1-го и 2-го января 1912 ожидался самый кризис болезни, осложнившейся еще лихорадкою и бредом – временно бессознанием. И вот в этом–то состоянии видится мне во сне, или в забытье (т.к. спать я не могла) Дорогой Батюшка Иоанн Кронштадтский следующим образом.

Нахожусь я в Богословском скиту Леушинского монастыря в излюбленном месте о. Иоанна (так называемая «пустынька»). Нахожусь совершенно одна; ни в церкви, ни в кельях, прилегающих к ней, нет никого. Я из своей кельи, через галерейку, прилегающую к ней, прохожу в Алтарь, дверью с правой боковой стороны. Только переступила порог, так и замерла на месте от удивленья, ибо увидела Дорогого Приснопамятного отца и друга своего духовного, протоиерея Иоанна Кронштадтского. Он стоял против жертвенника, лицем к востоку, в руках у него была небольшая книжечка, в род «служебника или канонника», по которой он читал. На нем была шелковая светло-лиловая ряса, поверх ее белый парчовый епитрахиль с золотыми гасами, а на груди наперсный крест. Он стоит, читает и как бы не замечает меня, так что я думала, - не призрак ли это? Наконец решаюсь спросить: «Батюшка Дорогой, да Вы ли это? Откуда Вы взялись?» Он быстро обернулся, положил книжечку на жертвенник и со словами; «А,здравствуй Таисия»,- направился ко мне между св. Престолом и Царскими Вратами. Подошед ко мне, и благословив меня, он снова повторил: «Здравствуй матушка, я - за тобой!» Я очень обрадовалась, предполагая, что он, как и при жизни, нередко брал меня с собою покататься, при чем свободно и удобно было открыть ему свое душевное состояние, ответила ему: «Очень рада, Батюшка, но с кем же Вы приехали?» – «Ни с кем, один,- отвечает он, - говорю же я тебе, что за тобой приехал; но прежде всего скажи мне, есть ли какой-нибудь хуторок, или дачка пустынная, или хотя келья пустынная, где бы нам с тобой можно жить?» Я решительно недоумеваю и говорю: «Ничего такого у меня нет, да и для чего нам это? Ведь я теперь очень стара, совсем немощна, - слаба и мне ничего для Вас не приготовить, не послужить». – «И не нужно ничего!» - отвечает он. «Батюшка, родной Вы мой! чего бы вожделеннее, как быть всегда с Вами, но ведь я Вас там с голода уморю, да и что мы будем там делать, чем заниматься, ведь уж я ни на что не способна?» – «Говорю я тебе, что там ничего не нужно, а занятие одно там - непрестанная молитва»...

Затем обращаясь опять ко мне, произнес: «Итак, Матушка, ты не имеешь никакого хуторка, ни хатки?» – «Нет, родной мой, не имею ничего!» – «Ну так я пойду похлопочу за тебя, а то куда же я возьму тебя. А ты пока готовься, чтобы в следующий раз, когда я прииду за тобою, ты была бы готова!» И он стал для меня невидим, хотя из церкви никуда не выходил, а я по-прежнему осталась одна. С этого времени я стала поправляться...»


Ровно через три года после этого пророческого видения - 2 / 15 января 1915 г. Матушка Таисия отошла в Вечность.