Леушино



Леушино
Леушинское Подворье
Леушинское подворье

Иоанн Орнатский
Первый священник Леушинского подворья


Протоиерей Иоанн Орнатский
(фото из семейного архива Орнатских)

 
На запрос родственников ФСБ выдало официальную справку о том, что протоиерей Иоанн Николаевич Орнатский умер 21 апреля 1937 года от «сердечного приступа» на станции Погостье Кировской железной дороги. Но в семейном архиве потомков о.Иоанна хранится телеграмма, которую в день кончины о.Иоанна на имя его матушки Анны Семеновны Орнатской послал кто-то из расположенных к нему людей «Ваш муж умер 20 апреля». (подпись неразборчива) На другой день 21 апреля старшая дочь о.Иоанна Мария отправилась в лагерь, располагавшийся на территории Ленинградской области, и узнала подробности мученической кончины своего отца. Он скончался от систематических и жестоких истязаний, которым подвергался со стороны уголовников с попущения официальных лагерных властей. Погребен он был там же в Погостье. Так мученически закончилась праведная и многотрудная жизнь первого священника Леушинского подворья – протоиерея Иоанна Орнатского.9 июля 1893 года в г.Череповце в Благовещенской церкви совершал Литургию о.Иоанн Кронштадтский. Он сразу же заметил нового псаломщика – высокого, светловолосого, голубоглазого, с открытым лицом – это был 24-хлетний выпускник Новгородской семинарии Иван Орнатский . Батюшка сразу прозрел в нем будущего ревностного пастыря для только что построенного в Петербурге Леушинского подворья. И его надежды оправдались. В одном из поздних адресов уже протоиерею о.Иоанну Орнатскому прихожане написали такие слова: «Ваше благолепное, располагающее к искренней молитве служение, заботы о Храме и духовно-нравственное просвещение своих пасомых, Ваша кротость, примерная христианская жизнь и твердость в водительстве паствою – снискали нашу искреннюю любовь…».

И еще одна мысль возникла у кронштадтского Батюшки: отдать будущему священнику в матушки любимую племянницу Анюту, привезенную им из Суры и отданную на воспитание и обучение игумении Таисии в ее Леушинский монастырь. И вот уже в декабре 1893 года, обсуждая в письме к Игумении вопрос о женихе для племянницы и отвергая некоего «студента Академии П-ва», человека «с заносчивыми светскими претензиями», о.Иоанн выражает намерение «избрать Анюте жениха из семинаристов, окончивших курс и с более скромными требованиями». Речь идет о молодом череповецком псаломщике. А весной 1894 г. о.Иоанн сообщает сестре Дарье Ильиничне в Суру, что ее дочь «готовится выходить замуж за будущего священника И.Н.Орнатского», - и добавляет: «Священником он будет в Петербурге».

В августе 1894 г. Иоанн Орнатский архиепископом Новгородским и Старорусским Феогностом был определен псаломщиком в Леушинское подворье. Знаменательно, что уже месяц спустя архиепископ Феогност рукоположил в храме Леушинского подворья молодого псаломщика в сан диакона, а на следующий день - 26 сентября – день памяти Св.Ап.Иоанна Богослова - в сан священника. О.Иоанн прослужил при храме Иоанна Богослова на Леушинском подворье 10 лет – и уже в первые годы служения был «за ревностную службу и благочестивую жизнь награжден набедренником.

Отец Иоанн Кронштадтский приобрел в молодом батюшке верного духовного сына, который сразу стал его усердным учеником, ревностным помощником, твердым последователем. Квартира Орнатских на Леушинском подворье влекла его к себе к тому же все увеличивающимся числом внуков и внучек… В сентябре 1895 года Отец Иоанн Кронштадтский подарил дорогой ему семье свой портрет сделав на нем характерную надпись: «Своим по духу и по плоти о.иерею Иоанну Николаевичу и Анне Семеновне Орнатским на добрую память. Протоиерей Кронштадтского собора Иоанн Сергиев». А спустя несколько лет еще один портрет посвящается «Манюшкам крестникам и крестницам – Орнатским – в благословение. Протоиерей Иоанн Сергиев. 27 декабря 1901 г.» Летом 1904 г. служба в Леушине для о.Иоанна закончилась – 5 августа он был определен на старшую священническую вакансию при Иоанновском женсокм монастыре, что на Карповке - в новое детище кронштадтского пастыря, где о.Иоанн служил вплоть до закрытия монастыря. Незадолго до этого он был назначен его настоятелем, пытаясь отсоять монастырь от разграбления и уничтожения. В 1930-е годы он также предпринимал усилия, чтобы спасти и Леушинское подворье. Все это и составило «вину» о.Иоанна, которую НКВД вменил о.Иоанну, обвинив батюшку в том, что он «высказывал контрреволюционные взгляды по поводу мероприятий Советского правительства в связи с закрытием в Ленинграде одной из церквей».

Отец Иоанн всегда оставался одним из самых духовно близких о.Иоанну Кронштадтскому сподвижников. Характерны слова о.Иоанна Кронштадтского из предисловия к книге своих проповедей за 1907 г. Он писал: «Издаваемые о.Иоанном Орнатским слова мои, говоренные без приготовления во время Литургии в созданной мною женской обители и в некоторых других церквах столицы, воспроизведены им совершенно согласно с тем, что я говорил, хотя в некоторых местах о.Иоанн искусно и метко дополнял своими словами некоторые места речи для большей полноты и связи текста, - за что остаюсь ему благодарен». Наконец, именно о. Иоанн Орнатский читал канон на исход души Батюшки и отходную - и он же закрыл усопшему глаза на смертном одре.

В октябре 1909 г. о. Иоанн принял живое участие в организации «Общества в память отца Иоанна Кронштадтского», во многом продолжившего благотворительную и пастырскую деятельность батюшки и сыгравшего огромную роль в деле будущего его прославления. О. Иоанн явился одним из инициаторов издания журнала «Кронштадтский пастырь» и с 1912 по последний 1917 г. был его ответственным редактором и автором многочисленных публикаций как подписанных, так и анонимных.

В советское время о.Иоанн приложил все свои силы, чтобы сохранить могилу Батюшки в Иоанновском монастыре.

Грянула революция, последовали гонения на Церковь, расстрел брата Философа Николаевича Орнатского с сыновьями, начались частые допросы, вызовы в милицию, в новое Епархиальное управление с унизительными объяснениями и «докладными», доносы со стороны церковников-обновленцев, борьба с петроградским губисполкомом за неприкосновенность усыпальницы о. Иоанна Кронштадтского и постоянное ожидание ареста. В 1922 г. он оказался под судом по делу об изъятии церковных ценностей и по процессу митрополита Вениамина. И все это при том, что на его руках кроме 7 старших детей было еще семеро младших - от 13 до 5 лет. Несмотря на это о. Иоанн продолжал свою пастырскую деятельность в пос. Графская (ныне - Песочная) Парголовской вол. Пригородного района. Здесь у него был летний дом и церковь (Серафима Саровского Чудотворца), построенная им же вместе с Ф.Н.Орнатским. В ней о.Иоанн начал временно исполнять обязанности священника. 10 февраля 1924 г общее собрание членов общины церкви пригласило о.Иоанна занять штатное место взамен прежнего священника, ушедшего на покой.

Через 2,5 года - 16 (29) июня 1928 г. о.Иоанн резолюцией Владыки Митрополита получил новое назначение - вторым священником в Симеоновскую церковь на Моховой.

23 февраля 1936 г. о. Иоанн был арестован НКВД Ленингадской области по обвинению в том, что «не являясь участником контрреволюционной группы, был знаком с лицами, работавшими в ней, и в декабре 1935 года в связи с закрытием в Ленинграде одной из церквей, высказывал контрреволюционные взгляды по поводу мероприятий Советского правительства и Советской власти...», т.е. по статье 58-10 ч.1 УК РСФСР. Приговорен он был к 5 годам лишения свободы с дальнейшим поражением в правах на 3 года.

Через год о. Иоанн в лагере скончался, сподобившись принять мученический венец.


Тамара Ивановна Орнатская,
доктор филологических наук,
внучка о.Иоанна Орнатского,
прихожанка Леушинского подворья.