Леушино



Леушино
Леушинский монастырь
Леушинское подворье

Постриг спустя 70 лет


Новопостриженная монахиня Варвара

После закрытия Подворья Леушинского монастыря в Петрограде в 1931 г. несколько леушинских насельниц поселилось во Всеволожске, где их приютил настоятель Свято-Троицкой церкви. Сестры помогали батюшке на службе: монахиня Варвара (Ботькова) прислуживала в алтаре, монахиня Неофита пела на клиросе, другие сестры помогали убирать храм, готовили. Во Всеволожске возник своего рода леушинский скит - маленькое Леушино. Жили монахини бедно, на пропитание зарабатывали шитьем стеганых одеял.

Тогда к матушкам полюбила ходить 10-летняя отроковица Нина, которая жила во Всеволожске. Бывало оставалась ночевать у сестер, которые считали ее за свою, на вырученные деньги поручали ей сбегать купить продуктов, посылали на почту с посылками, сосланным в Среднюю Азию сестрам-леушанкам.

Матушки зажгли в душе отроковицы искру духовной жизни, открыли благодать монашеского подвига, явили духовную красоту сестричества во Христе. В душе поселилось желание стать такой же как леушинские сестры.

Однажды случилось так, что Нина осталась в келье у монахинь одна. Она увидела на вешалке монашеское облачение матушки Варвары, которая была небольшого роста. Отроковица не удержалась и надела на себя монашеское облачение: подрясник, ряску, апостольник. В это время вернулись леушинские сестры и увидели на диване «новопостриженную». Мать Неофита улыбнулась и ласково сказала: «Ты надела монашеское облачение. Значит и ты станешь монахиней...» Хотя это было сказано как шутка, однако отроковица навсегда запомнила эти пророческие слова. Они исполнились через 70 лет...

Вся последующая жизнь Нины Ильиничны Мититской стала служением Богу, Отечеству, людям. Училась в педиатрическом институте, ушла на фронт медсестрой, потеряла на войне ногу. Работала фельдшером во Всеволожске, последние 15 лет по благословению своего духовного отца старца Иоанна (Крестьянкина) возрождала храм Спаса Нерукотворного на Румболовой горе.


м.Варвара на Леушино

Почти 40 лет, вплоть до кончины последней леушанки, она поддерживала связь с Леушинскими монахинями. М.Варвара стала ее духовной матерью. Будучи «леушинской послушницей в миру», она почти 20 лет каждый год ездила в д.Романово под Череповцом, где поселились перед войной Леушинские сестры. В прошлом году Нине Ильиничне исполнилось 80 лет. Вся ее жизнь стала подготовкой к монашескому постригу.

Когда о леушинском пророчестве узнал известный старец Гермоген (Муртазов), бывший более 30 лет духовником в Пюхтицком монастыре и ныне подвизающийся в Снетогорской женской обители, он предложил совершить постриг Нины Ильничны. Правящий архиерей владыка Евсевий благословил совершить его Великим постом на Вербное воскресение. На постриг, совершаемый в монастыре раз в году, приехали две машины прихожан храма Леушинского подворья из Петербурга вместе с настоятелем, которому перед самым постригом благословили особое послушание – облачать матушку в иноческие одежды. Нину Ильиничну постригали с шестью другими сестрами.

Постриг начался поздно ночью. Леушане с особым волнением ждали того момента, когда будет наречено новое имя постригаемой. Предполагали, что ее назовут Таисией. И вот отец Гермоген, постригая седые власы, произнес: “Варвара”. Тут же невольно вспомнилась история 70-летней давности, когда отроковица Нина одела облачение монахини Варвары. Крест, который вручается каждой монахине, у Нины Ильиничны тоже был непростой. Много лет она хранила как великую святыню деревянный постригальный крест своей духовной матери Варвары. Он стал духовной эстафетой возрождаемого леушинского монашества.

Постриг состоялся ровно в полночь. В конце чина заметили, что новопостриженная Варвара стояла пред иконой великомученицы Варвары в иконостасе.

Все монахини получили в благословение постригальную иконку Божией Матери Иверской, а матушку Варвару благословили еще и Леушинской иконой Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы», привезенной с Леушинского подворья.

Несмотря на свои 80 лет, матушка Варвара всю ночь после пострига провела в храме. Это была пасха ее души, исполнение заветного желания. «Все это как сон»,- повторяла она, все еще не веря совершившемуся .

Этот постриг стал исполнением пророчества о возобновлении Леушинского монашества – того, о чем молились Леушинские сестры. Мать Варвара стала первой постриженной Леушинской монахиней спустя 70 лет после закрытия Леушино, хотя еще и не в самом Леушинском монастыре.

Протоиерей Геннадий

11 мая 2003 г.