Леушино



Леушино
Леушинское Подворье
Леушинское подворье

Чудо на Леушинском подворье
Чудо произошедшее с преподобномученицей Серафимой (Сулимовой), игуменией Ферапонтова монастыря


Тогда она была еще послушницей Елизаветой и жила на Леушинском подворье в послушании регентши. Это было в первые годы после открытия подворья 1890-е гг.
   По неизвестной причине на кисти правой руки у молодой регентши образовался большой нарост размером с куриное яйцо. Иногда нарост увеличивался, иногда уменьшался, причиняя порой сильную боль. Особенно мешал этот нарост во время управления монашеским хором. Из стыдливости, она конфузилась, терялась, что сказывалось и на пени сестер. Ей приходилось носить особый нарукавник, прикрывающий больное место. Так длилось 10 лет. Далее приводим рассказ самой м.Серафимы, записанный с ее слов.


“Накануне памяти святого мученика Вонифатия, то есть 18 декабря, нарост сильно увеличился; и я, как теперь помню, в каком-то горестно-возбужденном настроении бегу к певчим девицам и, показывая им больную руку, с обидою говорю: «смотрите, что делается у меня с рукою!» Все пожалели, посочувствовали, но помочь, облегчить мою скорбь, конечно, никто не мог. Пошли ко всенощной. Перед шестопсалмием, во время пения тропаря «Мученик Твой, Господи, Вонифатий» меня вдруг озарила мысль:Леушинском что бы исцелил меня св. мученик Вонифатий! Ведь он близок к Богу, и Господь услышит его молитву. И сразу же в душе у меня поднялось какое-то необъяснимое радостное чувство. Вся охваченная этим непонятным и неиспытанным еще мною чувством, я уже не соображала, что пелось дальше и как начали читать шестопсалмие. Вдруг, слышу, до моего слуха доносятся слова: «Боже, Боже мой, к Тебе утреннюю» (пс.62). И я, все еще не отдавая себе ни в чем отчета, как-то машинально провожу здоровою рукою по руке, где был нарост, потом больною рукою провожу по левой руке, и чувствую, что нигде нет уже ни нароста, ни боли. Не веря еще самой себе, я вновь ощупываю и осматриваю свою больную руку и, убедившись, что на ней не только нет прежнего нароста, но даже и малейшей опухоли, я в каком-то ужасе и радости протягиваю обе руки к стоящим со мною на клиросе сестрам и громко говорю им: «посмотрите, сестры, ведь на руке-то у меня ничего нет!» Все, конечно, были поражены таким неожиданным чудом, и я сразу поняла, что это Господь сотворил по молитвам св. мученика. Не заметив, как окончилась служба, я с радостию иду домой и здесь опять показываю всем свою бывшую больную руку, на которой теперь не осталось никаких следов болезни, и все прославили Бога и святого угодника Его.

С тех пор прошло около 30 лет, и рука моя совершенно здорова, никогда не болела, и нет никакого следа от прежней продолжительной болезни. И я, в благодарность за оказанную мне милость, всегда особенно чту св. мученика Вонифатия, как исцелителя моего долголетнего и, как думалось, неизлечимого недуга. Кроме того, какие бы ни были у меня скорби, я всегда прибегала с молитвою к св. мученику, и всегда по его молитвам до сих пор я находила и нахожу себе отраду и утешение.

Когда я вспоминаю об этом чуде, меня не столько поражает и удивляет сила молитв св. угодников Божиих, как то, что Господь, по молитвам святых Своих, и грешников слушает”,- смиренно и со слезами на глазах заключила свой рассказ о чуде, произошедшем на Леушинском подворье, матушка игумения Серафима. Этот рассказ она поведала иеромонаху Иннокентию, насельнику Нило-Сорской пустыни.

Елена Стрельникова
см. также: