Леушино



Леушино
Леушинское Подворье
Леушинское подворье

Последний настоятель
О настоятеле Леушинского Подворья, духовном сыне о. Иоанна Кронштадтского, священномученике протоиерее Феодоре Окуневе


Последний настоятель Леушинского Подворья, священномученик
протоиерей Феодор Окунев

 
Святость, излучаемая Кронштадтским Пастырем батюшкой Иоанном, привлекала к себе, просвещала и наставляла на истинное служение Церкви многих и многих. Вокруг Батюшки воспиталось множество известных петербургских священников: протопресвитер Александр Дернов, протоиерей Павел Лахостский, Петр Миртов, Михаил Прудников, Димитрий Любимов, будущий свщмч. Философ Орнатский, его родной брат Иоанн и многие другие. Этот далеко не полный список можно дополнить именем еще одного петербургского священника, духовного сына о. Иоанна Кронштадтского, протоиерея Феодора Окунева.

Во второй половине 1904 г. в жизни Леушинского подворья в С.-Петербурге произошло множество изменений. В связи с переводом настоятеля подворского храма свящ. Иоанна Орнатского в Иоанновский монастырь, вакансию настоятеля занял бывший диакон подворья, Николай Феодорович Гронский. Рукоположение его состоялось в августе 1904 г., и было совершено архиеп. Новгородским Гурием. А месяцем позже, 1 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, Высокопреосвященный Гурий рукополагает в сан диакона Феодора Окунева, молодого псаломщика из Новгородской губернии.

Будущий митрофорный протоиерей Феодор Феодорович Окунев родился в семье священника в селе Нагове Старорусского уезда Новгородской губернии 25 декабря 1882 года, в праздник Рождества Христова. В 1904 г. он окончил Новгородскую Духовную семинарию по первому разряду и занял должность псаломщика в родительском Иоанно-Богословском Наговском храме. Видимо, там и нашла его Матушка Игумения Таисия, подыскивающая мужа для племянницы Надежды, дочери своей младшей сестры Клавдии Васильевны Солоповой (в замужестве Миловской). Федор Окунев женится на племяннице Матушки и в том же году рукополагается во диаконы к Леушинскому подворью в СПб.

Молодой диакон сразу же поступает законоучителем в Серафимовскую церковно-приходскую школу (видимо, к одному из Серафимовских храмов Общ-ва религ.-нравств. Просвещения). Через год, в 1905 г., у молодой семьи Окуневых родился сын, названный по семейной традиции федором. Затем еще два сына - Серафим и Николай. Неизвестно, в каком году рукоположили о. Федора в священники, но, видимо, это промзошло не позднее 1912 года, т. е. Когда ему исполнилось 30 лет. Духовное чадо о Иоанна Кронштадтского, О.Федор очень любил Батюшку. После блаж. кончины Кронштадтского Пастыря он часто говорил о нем в проповедях, указывая на него как на истинного служителя Церкви Христовой, призывая подражать его вере.

Семья Окуневых проживала недалеко от храма, в 29 доме по Бассейной улице. В этом доме была казенная кварира, купленная подворьем для членов причта. В любое время о. Федора можно было увидеть в храме Служил Батюшка в основном ранние Литургии. Служил проникновенно. На ранних пел хор из прихожан. После службы О.Федор неизменно ходил причащать на дому больных. На подворье Батюшку Феодора любили все: и прихожане, и насельницы монахини.

Был он очень веселый и добродушный. Но мог быть и очень строгим и непреклонным. Умел находить общий язык с любым прихожанином. Просящим его молитв никогда не отказывал, но говорил, чтобы приходили в храм: "Будем молиться вместе". Были случаи, когда Батюшка ночью, при каком-нибудь неотложном случае, шел в храм и молился. Батюшка был и законоучителем в воскресной школе для детей при Леушинском подворье.

В 1915 году семейство Окуневых постигло глубокое горе, почила старица игумения Таисия. Невозможность оставить службы в храме не дала Батюшке проститься с дорогой его сердцу родственницей. Но на 40-день памяти почившей о Феодор был в Леушино. С лужил Литургию, и после окончания ее сказал слово, прослезившее многих. В различных периодических изданиях того времени было напечатано множество слов, сказанных священниками на память Леушинской игумении, но слово ее родственника, о.Феодора, самое сильное, самое сердечное: "…И, вот, с того самого дня, как эти плиты скрыли твое тело, покрылось и мое сердце скорбью и печалью. Тоскует душа моя, потому что не дал я тебе последнего прощания, и горсть земли не бросила на гроб твой рука моя… Но где мне найти успокоение, как не на твоей могилке, ибо я верю, что сильнее смерти любовь твоя, екпрекратится она и за гробом, и в силу этой любви я говорю тебе: прими мое последнее прощание, родная, прости и благослови меня, жену и детей моих…" В1915 году указом Святейшнго Синода от 13 мая, о. Феодор за отлично-усердную службу был награжден камилавкой.

А вскоре наступила Октябрьская революция. Уже в 1919 году храм Леушинского подворья стал приходским. В Петрограде распространилась ересь обновленчества. Но Леушинские священники активно вступили в борьбу с ересью, выступали с проповедями против обновленческого ВЦУ. Неспроста избрал этот храм для своих проповедей владыка Мануил Лемешевский, приехавший вернуть Петроградскую епархию в лоно Церкви.

Вскоре, в 1930 году, арестовали о. Николая Гронского. Заступивший на должность настоятеля о. Феодор стал ожидать своего ареста, но Господь хранил его для духовного назидания остававшихся в храме Леушинских сестер. Не уходили и прихожане. Когда же в 1931 году арестовали последних монахинь и Леушинский храм закрыли, о. Феодора перевели в храм Знамения Пресвятой Богородицы на Знаменской площади. Многие прихожане, духовные дети Батюшки перешли вместе с ним. Начались бесконечные переводы из храма в храм: Христорождественский в Песках, затем, с 27 марта 1934 года, храм Бориса и Глеба на Калашниковскрй наб., где прот. Феодор до закрытия был настоятелем. 10 марта 1934 года о. Настоятель Борисоглебского храма протоиерей Ф. Окунев был награжден митрой. До 18 мая 1936 года Батюшка служил в храме Воздвижения Креста Господня на Лиговском пр. в должности настоятеля. Закончил свое перемещение по ленинградским храмам Батюшка в церкви Симеона и Анны (Моховая ул.) в 1937 году. Все это время, о. Феодор жил на Леушинской квартире. Нетрудно себе представить, что чувствовал Батюшка, когда проходил каждый день мимо любимого им подворья, не имея возможности даже войти в него.

Предчувствуя свой арест, Батюшка заблаговременно выбрал из своих духовных детей тех, кто мог бы сохранить дорогие ему личные вещи. Все святыни, которые были близки сердцу Батюшки, чудом сохранились. Чудом только и можно назвать то, что в 30-е годы в коммунальной квартире сохранялось Леушинское облачение о. Феодора, кадило, митра, крест с Леушинского жертвенника с частицами Свв. Мощей, небольшой мощевик, икона Тихвинской Божией Матери, купленная и подписанная игум. Таисией и ее сестрой Клавдией в багословение семье Окуневых, а также некоторые другие иконы, фотографии и документы. В этой квартире всегда горела лампадка, соседи даже по этому поводу вызывали участкового милиционера, но милостью Божией ничего не пропало.

Летом 2001 г. от храма Леушинского подворья был сделан запрос в Архив управления ФСБ по СПб и Ленобласти о судьбе о.Феодора Окунева. В ответ была предоставлена возможность познакомиться с делом № П-47582 «По обвинению Окунева Ф.Ф.» Материалы позволили установить факт мученической кончины о.Феодора. Он был арестован 9 декабря 1937 г. в Петербурге в сане настоятеля Симеоновской церкви. Были сфабрикованы протоколы допросов и 10 января 1938 г. было предъявлено обвинение в шпионской и диверсионной деятельности: «организации крушений воинских эшелонов в день объявления войны Польшей СССР» и определена высшая мера наказания. Расстрел был «приведен в исполнение» 15 января 1938 г. Погребен священномученик в общей могиле в Левашево. Видимо, последним утешением мученика стало то, что день его кончины совпал с памятью Великой Игумении Таисии, которой он доводился племянником.

Верим, что Свщм. Феодор предстоит Престолу Божию и молится за нас, за свой любимый храм. Тому свидетельством стали неожиданно вернувшиеся 9 октября 2000 года ко дню престольного праздника Иоанна Богослова иконы, принадлежавшие о. Феодору - Благовещение Пресвятой Богородицы и Тихвинская. Это было как благословение нам от Батюшки Феодора.

см. также: