Леушино



Леушино
Леушинский монастырь

Игумения Таисия о Леушинском Подворье в Рыбинске

Рыбинск. Набережная р. Волги. Вид нач. ХХ в.


Город Рыбинск, как известно, составляет центр хлебной торговли внутри России; сюда приходят с низовых губерний тысячи баржей с хлебными и другими продуктами, каковые можно купить здесь своевременно и дешевле, чем где-либо.

Обитель Леушинская, принадлежа к Новгородской епархии, составляет собой границу ее с Ярославской, на расстоянии лишь от последней 3 версты, а от Рыбинска более 100 верст, а пароходом по реке Шексне – лишь 12 часов пути. По многолюдности населения и обширности хозяйства, эта близость ее к городу Рыбинску составляет большое для нее удобство и громадное значение в том отношении, что она имеет возможность и хлеб, и все харчевые запасы приобретать прямо с баржей, так сказать, из первых рук; но для того необходимо следить за подходом баржей и за биржевыми ценами, что возможно только при личном наблюдении.

Для этого настоятельница Игумения Таисия много хлопотала о приобретении хотя маленького уголка для собственной оседлости, что удалось ей, впрочем, весьма не скоро и с большим трудом. Тем не менее в 1890 году с разрешения Ярославского архиепископа Ионафана и местного Новгородского митрополита Исидора, а также и светских Рыбинских властей, господином помещиком Рыбинским Михалковым было уступлено место для постройки Леушинским монастырем подворья, т.е. домика для жительства сестер и часовни; часовня выстроена каменная, довольно просторная во имя преподобного Сергия Радонежского, имя которого носит жертвователь; домик же деревянный одноэтажный, состоящий из трех келий с кухней; при нем большой сарай. Это помещение хотя и составляет большое благодеяние для обители, предоставляя ей возможность удобнейшего и своевременного приобретения пищевых продуктов, равно и помещение для приезда по закупке и по другим делам, но было тут то затруднение, что едущие из обители сестры зимним путем лошадьми, не всегда могли поспевать засветло в город по независящим от них причинам, так что иногда приходилось приезжать в Рыбинск весьма поздно, за полночь, когда и переправа через Волгу на противоположную сторону города, где находилось подворье – не безопасна, и тем более было небезопасно в той довольно глухой в зимнее время местности от так называемых “золоторотцев”.

Из предосторожности от всякой случайности, Игумения Таисия очень заботилась о приобретении хотя маленького местечка в самом городе Рыбинске и искала даже купить, если бы пришлось недорого. Но Бог и тут не оставил своих рабынь!

Однажды, приехав в Рыбинск, она услышала от живших там на подворье сестер, что одна Рыбинская купеческая вдова, богатая домовладелица М.И.Боровкова хочет с ней познакомиться и поговорить с ней на счет подворья, так как она слышала, что Игумения ищет купить местечко. Когда они увиделись, то госпожа Боровкова предложила ей целое угловое место с большим двухэтажным домом, каменным флигелем, с отдельными для каждого жильца погребами, сараями и общей прачечной, и все это предложила не купить, а принять в дар от нее. От такой неожиданности, а также от значительности самого дара, Игумения пришла в замешательство, как бы не веря слышанному, но Боровкова говорила серьезно и поставила ей лишь одно условие, а именно: пока она – Боровкова – жива, она будет состоять полной хозяйкой своего имения, т.е. с одной стороны получать все доходы квартирантов и с другой – производить все оплаты домовых и поземельных и других налогов; ремонтировать здание и вообще все, даже и флигель в пять комнат, предоставляемый ею тотчас же на жительство сестер. Она просила Игумению тотчас приступить к делу ходатайства через Епархиальное начальство о Высочайшем разрешении принять дар.

Понятно, что все это было скоро исполнено и в 1890 году были совершены все формальности и имение госпожи Боровковой перешло в собственность Леушинского монастыря. Почти одновременно с устройством этого подворья в городе Рыбинске, было устроено и другое - на берегу р.Шексны в ближайшем 10-тиверстном расстоянии от обители при деревне «Борки». На этом месте всегда приходилось насельницам Леушинской общины, состоявшим не только из сестер, но и воспитанниц, и членов причта, и других, а равно и богомольцам, посещающим обитель, проезжая туда и обратно, садиться и сходить с парохода при посредстве небольшой лодочки, подплывая к нему, что представлялось не только неудобным, но и небезопасным, особенно в темные осенние ночи или при ветряной и ненастной погоде; причем в ожидании парохода необходимо было оставаться на берегу под открытым небом, нередко под дождем и грозой. Чтобы предотвратить такие громадные неудобства, вследствие каковых и многие из желающих посетить обитель не могли исполнить этого, Игумения Таисия вошла в соглашение с хозяевами пароходства по реке Шексне господами Милютиными и К0 об устройстве пароходной пристани, каковое взяла на средства и заботы монастыря, от них же заручилась обещанием «обязательно приставать пароходу во время каждого рейса к пристани и стоять тут для слушания молебного пения «о плавающих и путешествующих», которое совершается нанятым от монастыря священником и монастырскими певчими. Для жительства сих последних, а равно и для остановки богомольцев, едущих и идущих в монастырь и обратно, - выстроила на берегу Шексны, на земле, принадлежащей крестьянам местной деревни «Борки» два дома, один одноэтажный, другой двухэтажный для приезжающих.

Для пения молебнов на правой стороне пристани отведена просторная, увешанная иконами каюта, над крышей которой красуется небольшая главка с крестом; а над всей пристанью помещается большая доска, в которой врезана икона Казанской Божией Матери и сделана надпись: «Пристань Леушинского женского монастыря». Это учреждение оказывается благодетельным не только для самого монастыря, но и для всей окрестности, имеющей общение с пароходом посредством пристани для нагрузки и выгрузки своих товаров, что приняло, сравнительно, гораздо большие размеры, чем прежде, а также представляет немалое удобство и для самой компании пароходства. С этой пристани неоднократно совершались крестные ходы в обитель с привозимыми святынями, как например, на освящение храма частиц св. мощей и нового колокола, везенного для обители людьми. Его Императорское Высочество, Великий Князь Владимир Александрович, проезжая по реке Шексне в 1892 году для осмотра Мариинской системы шлюзов, почтил посещением эту пристань, слушал молебствие, причем сам подпевал и очень одобрил пение.

В противоположной каюте были выставлены рукоделья монахинь и воспитанниц, причем одна из сих последних (самая маленькая) говорила Его Высочеству стихи, нарочито по поводу его приезда составленные. Настоятельница Игумения Таисия поднесла ему образ Спасителя, риза на котором была вышита золотом сестрами обители; образ был на подушке, также вышитой золотом. Его Высочество много говорил с настоятельницей, хвалил устройство и просвещенность обители и подарил Игумении свой портрет с собственноручной надписью.

Пристань эта существует поныне, принося обители, кроме вышеизложенных удобств сообщения, и небольшой доход, получаемый от проезжающих путешественников, полагающих свои лепты за молебны и свечи.

Настоящий текст является главой книги Игумении Таисии
«Историческое описание Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря».
СПб.,1915
см. также:
РЫБИНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ