Леушино



Леушино
Леушинский монастырь

Великая Леушинская тайна

Собор Похвалы Богоматери в Леушинском монастыре
Собор Похвалы Богоматери в Леушинском монастыре

На карте России Леушино как географическое название сейчас не существует.

Небольшая деревня, некогда затерянная в глуши дремучих лесов в пойме Шексны между Череповцем и Рыбинском, давшая имя знаменитому монастырю, - ныне покрыта «рукотворным морем» Рыбинского водохранилища. И тем не менее Леушино, будучи физически уничтожено, продолжает существовать. За свою чуть менее полувековую историю оно успело стать чем-то более, нежели топографической реалией. Леушино стало особой традицией в русском женском монашестве и особым духовным явлением в духовной жизни Русской Церкви.

Леушинский монастырь был в конце ХIХ – начале ХХ веков одним из самых больших женских монастырей России. В нем подвизалось до 700 насельниц. Благодаря неутомимым трудам «Игумении всея Руси» Таисии и молитвенному покровительству Всероссийского Пастыря отца Иоанна Кронштадтского Леушинский монастырь стал в один ряд с такими великими обителями Святой Руси как Дивеево и Шамордино. Из него, как из мощного корня произросли многие другие женские монастыри на севере Руси, основанные или возрожденные неутомимой труженицей и «сотрудницей о.Иоанна» Игуменией Таисией: Сурский на родине Дорогого Батюшки, Иоанновский в Санкт-Петербурге, Воронцовский на Псковщине, Черноезерский и Парфеновский в Новгородской губернии, Ферапонтовский (со знаменитыми фресками Дионисия) в Вологодской - они позволяют говорить об особой школе женского монашества, основанной Игуменией Таисией.

Все это требует духовного внимания и пристального исследования истории и духовной традиции Леушинского монастыря.

...У Леушинского монастыря есть своя «тайна».

Официально он имел название «Иоанно-Предтеченский» - в честь Рождества св.Иоанна Предтечи, однако, как это не покажется странным, храма с таким посвящением в ограде монастыря не было. Здесь нужно коснуться к истории возникновения обители.

Свое имя монастырь получил по приходскому храму в селении Леушино, который впоследствии остался за пределами монастырской ограды в качестве кладбищенской церкви. Главным же монастырским храмом в Леушино был величественный собор Похвалы Божией Матери. Именно этот храм, воздвигнутый трудами Игумении Таисии, и воплотил в камне «Великую Леушинскую тайну».

Начало истории Леушинского монастыря относится к 1875 году, когда в сельце Леушино Череповецкого уезда Новгородской губернии была учреждена женская монашеская община (в 29 верстах от Череповца). Ее основательницей была монахиня Софийского Рыбинского монастыря Сергия, духовная дочь известного старца Адриана Югского. Леушино располагалось среди дремучих лесов на берегу небольшой речки Илос, впадавшей в Шексну. В первые годы своего существования община претерпела множество скорбей и искушений от жертвователя земли помещика Максимова, который считал себя вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь общины. Первую начальницу общины монахиню Сергию вскоре сменила другая - монахиня Леонтия, назначенная из Горицкого Воскресенского монастыря. Видя нестроения вокруг и внутри общины, митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор хотел закрыть ее. Благословляя в 1881 году монахиню Знаменского Званского монастыря Таисию в Леушино, Митрополит Исидор сказал ей: «Эта община требует умного распоряжения, деятельного надзора; она мне надоела вот уже четвертый год, я тебя четвертую назначаю, а если и ты не сделаешь ничего полезного, то я ее закрою».

Монахиня Таисия в Леушино – как и ее предшественница - столкнулась с «происками» и «хитростями противников», «ужасалась, скорбела и, наконец, выбилась из сил» и решила оставить Леушино. «По долгом и здравом о сем размышлении, я не могла не сознать свою немощь для такого великого дела, как устройство обители, при всех противовстречающихся тому обстоятельствах» («Записки Игумении Таисии»).

Так история Леушинской обители могла закончиться в самом ее начале. В этот решающий момент Матушке Таисии явилась Божия Матерь, и это явление определило всю будущую историю Леушинского монастыря. Сама Игумения впоследствии подробно описала его в своих знаменитых «Келейных записках».

Матушка Таисия увидела во сне некий пожар, охвативший обитель, знаменовавший полыхавшие в общине страсти и скорби: «Вся монастырская площадь как бы объята пламенем; по небу ходят грозные огненные тучи…» Келейный корпус, в котором находилась Матушка с сестрами, грозил вмиг вспыхнуть. Матушка Таисия обратилась с молитвой к Богу и в этот момент увидела в окне икону Божией Матери, которая оказалась образом «Скоропослушницы», причем Матерь Божия была изображена на иконе вместе со св. Иоанном Предтечей. Царица Небесная сказала Таисии многознаменательные слова: «Чего вы все смущаетесь, и ты чего боишься? Мы с ним всегда храним Свою обитель! Не бойся, больше веруй!» Сама Пречистая открыла Матушке Таисии тайну Покрова Божией Матери, распростертого над Леушино, и тем самым укрепила подвижницу в несении креста устроительницы обители. Тогда Таисия дала своего рода обет Божией Матери никогда не оставлять Леушино даже до смерти. «Слезы радости лились, и я вся трепетала. Я, очевидно, понимала, что Она хранит Свою обитель вместе с Предтечей, коему посвящена эта обитель (Предтеченская), и, укрепившись верой, я твердо решилась все терпеть и трудиться для пользы святой обители, хотя бы и умереть пришлось для сего, но самовольно не оставлять обители и стараться упорядочить и облагоустроить ее с помощью Самой Владычицы, в чем уже и не сомневалась». С этого времени Таисия стала послушницей Царицы Небесной, все творя с помощью Самой Владычицы.

Это Первое Леушинское явление Божией Матери в образе «Скоропослушницы», одного из самых чтимых на Афоне - главном Уделе Божией Матери на земле, стало откровением об избрании Леушино в особый Удел Божией Матери. Помощью Небесной Скоропослушницы новая обитель устраивалась на диво скоро. Уже в 1885 году община была обращена в монастырь и в том же году 1 октября - на Покров Божией Матери - его начальница монахиня Таисия была возведена в сан Игумении.

Заветной мечтой Матушки Таисии стало желание прославить Пречистую Богородицу в северных пределах Русской Земли и возвести в честь Нее достойный величественный собор. Не прошло и года после учреждения монастыря, как Матушка Таисия приступила к осуществлению своего дерзновенного замысла.

Когда Игумения Таисия явилась к Митрополиту Исидору с прошением о постройке храма и представила смету на строительство, превышавшую сто тысяч рублей, в то время как в монастырской казне насчитывалось всего 240 рублей, - архипастырь осторожно спросил: «А где же средства? Нужно подождать, пока они накопятся, и тогда уже приниматься за дело». «Кому не известна скудость обители, существующей исключительно одними подаваемыми ей во Имя Христово милостынями?» – так писалось в «Историческом описании» монастыря. Только видя непреклонную веру неутомимой подвижницы, Митрополит Исидор благословил начало постройки.

Леушинская Игумения возжелала воздвигнуть на севере руси дом Пресвятой Богородицы, посвятив его празднику Похвалы Божией Матери.

Проект пятикупольного собора составил известный петербургский архитектор академик Михаил Арефьевич Щурупов (1815 – 1901), по проектам которого были воздвигнуты храмы на Афоне, в Санкт-Петербурге, Киеве, Рыбинске, Токио. Прообразом леушинского собора Игумения Таисия избрала Успенский собор Киево-Печерской лавры. «Конечно, наша обитель с ее насельницами не то, что была в те времена Печерская обитель с ее подвижниками, - смиренно размышляла Угодница Божия, - но Богоматерь-то все та же Могучая Помощница!»

Перед началом строительства осенью 1886 г. Игумения Таисия совершила паломничество в Святый Град Киев, Южный Удел Божией Матери в Русской Земле, чтобы здесь получить благословение Самой Пречистой на созидание Ее Дома на севере. В Киевской Лавре Игумения заказала список с главной лаврской святыни - чудотворной иконы Успения Божия Матери, принесенной сюда при начале Лавры в XI веке по указанию Самой Пречистой из Царьграда. Икона для Леушинской обители была написана на доске от раки мощей печерского преподобного. Как некогда строители храма из Царьграда в Киев, так леушинская храмоздательница принесла из Киева в Леушино список этого образа, ставший благословением Третьего Удела Божией Матери Леушинскому монастырю. Икона была в Леушино одной из самых чтимых святынь.

По возвращении Игумения сподобилась Второго видения Пречистой Божией Матери, бывшего в ночь на 27-го ноября 1886 года – в праздник Знамения Божией Матери. В четыре часа ночи по обыкновению Игумения собралась идти к службе, но на минуту присела в своей келье и в это время на нее нашел сон: она увидела, как сестры из Игуменской церкви вышли крестным ходом на монастырскую площадь на место возведения будущего собора «встречать идущую к нам Царицу».У Игумении в руках было две свечи: малая, догоравшая, и большая, толстая необожженная восковая свеча, которую нужно было подать Царице.

Царица на горизонте показалось как бы восходящее солнце. Когда она вошла в святые врата, в небе запели Невидимые Силы «Достойно есть». Эту же песнь запели и сестры, ожидавшие Ее, зазвонили все колокола, и произошло нечто необычное. Между тем я раздумывала: «Так вот какая Царица пришла, не земная, как я ожидала, а Небесная Царица». Таисия зажгла приготовленную большую свечу от своего горевшего огарка, и низко поклонившись Царице со страхом и благоговением подала Ей. Но к удивлению Таисии, Небесная Посетительницы милостиво протянула руку не к большой новой свече, а к малому огарку в руке Игумении, сказав при этом: «Мне угодна свеча, горевшая в твоих трудах для Меня, а эту свечу возьми себе и снова трудись с ней, пока Я опять приду на это место».

Игумения Таисия, воспрянув от сна, объятая благоговейным трепетом, поняла, «что Царица Небесная как бы благословила своим посещением место, назначенное для Ее храма (храм во имя Похвалы Богородицы), ибо Она на этом именно месте стояла; благословила и труды мои, приняв прежние и указав новые, большие и труднейшие, которые предстояли мне в деле созидания храма Ее. Слава Милостивому Ее благоволению ко святой обители нашей!» Это «второе Леушинское явление» Пречистой Богородицы также стало откровением «Леушинской тайны» о том, что Божия Матерь благословляет Леушино как свой дом, благословляет посвящаемый Ей храм и возжигает на этом месте Свою «большую свечу».

14 июня 1887 года Новгородским викарным епископом Анастасием была совершена закладка храма, который был посвящен празднику Похвалы Божией Матери. Праздник Похвалы Богородицы празднуется Церковью в субботу 5-й Седмицы Великого Поста, иначе называемую - Суббота Акафиста. Это посвящение было связано с тем, что первой принесенной в Леушино иконой – еще в приходскую церковь – была икона Похвалы Божией Матери, впоследствии ставшая чтимой святыней обители. Ее пожертвовал в Иоанно-Предтеченский храм Гатчинский купец Гавриил Михайлович Медведев, родина которого была в 20-ти верстах от Леушина. Другим важным духовным основанием посвящения главного леушинского храма Похвале Божией Матери стало то, что этот праздник был одним из самых чтимых праздников в Киево-Печерской лавре, в которой хранился почитаемый образ Похвалы Божией Матери. Епископ Анастасий, побывав в Леушино, воскликнул: «Да, Матушка, процвела ваша пустыня, процветет и еще, и будет бо древо велие, под сению которого много мысленных птенцов приютятся и спасутся благодатию Бога, избравшего Вас осуществить великую идею Своего промысла о сем крае. Сила Божия в немощах наших да совершится!»

Создание храма потребовало пять лет усердных и непрерывных трудов Игумении с сестрами. Работы осложнялись отдаленностью местности и отсутствием дорог. Камни для фундамента сестры сплавляли с берега Шексны за 15 верст во время разлива половодья. Известь возили зимним путем на лошадях за 150 верст из Кирилловского уезда. По благословению Игумении сестры ходили сборщицами, собирая гроши и лепты на построение храма Божия. Сама Игумения также много ездила по городам и весям, собирая средства на храм. Чтобы не терять драгоценное дневное время, она обычно ездила по ночам в простом монастырском экипаже в сопровождении одной из сестер, которая заменяла кучера. Как сказано в Историческом описании монастыря, «ни мрак ночи, ни непогода, ни непосильный труд, ничто не останавливало труженицу, самоотверженно решившуюся пожертвовать и самою жизнию для такого великого дела во славу Великого Имени Божия». Для написания четырехъярусного иконостаса некоторые сестры были направлены настоятельницей на обучение в Императорскую Академию Художеств в Санкт-Петербурге, - таким образом в Леушино возникла Иконописная мастерская, писавшая впоследствии образы даже для Царских особ. Сколько было положено трудов, пережито скорбей, пролито слез, вознесено молитв, - можно представить со слов самой Матушки Игумении Таисии, начертанных в ее Духовном завещании. «…Вы сами видели и знаете, как я оплакивала каждую копейку, прежде чем доставалась она, и не погрешу, сказав, что все храмы обители… пропитаны обильно слезами моими. Я в буквальном смысле изведала весь труд нищей храмоздательницы монастыря». Только помощью Царицы Небесной можно объяснить то, что уже 8 сентября 1890 года были подняты кресты на все купола храма. Чин освящения совершил наместник Александро-Невской лавры Архимандрит Исаия. А освящение самого Похвальского собора было совершено накануне праздника Рождества Богородицы 7 сентября 1891 году в сослужении трех архиереев.

Этот храм, поражавший своим величием и красотой, стал чудом для всех, в том числе и для самой храмоздательницы. После освящения Матушка Таисия написала вдохновенные строки:

Откуда взялось ты, святое селенье
Великаго Бога и славы Царя?!
Чьей силой могучей и Чьим повеленьем
Тобой возсияла здесь света заря?!
И вот создался храм! Храм дивный, величавый!
Как Кедр могучий он явился средь лесов!
И словно не было скорбей, трудов, печалей,
Все в вечность кануло, в забвеньи унеслось!

Величественный Похвальский собор в Леушинском монастыре стал «похвалой в камне» Божией Матери, «большой леушинской свечой» Царице Небесной, возженной на Севере Земли Русской. Этот храм, внешними очертаниями напоминавший Успенский собор Киево-Печерской лавры, зримо воплотил «леушинскую тайну», явил духовный смысл Леушино как Северного Удела Божией Матери, избранного Самою Пречистой. Леушинский монастырь, называвшийся по своему посвящению Предтеченским, был прежде всего Богородичным. Даже в официальной переписке его иногда называли Похвальским. Объединяя два величайших имени Христианской Церкви, Леушино стало деисисом - Богородице-Предтеченским молением ко Христу.

В подражание Киево-Печерской лавре Матушка Таисия всячески утверждала различные обычаи и богослужебные особенности Печерской лавры. Чтимый список иконы Успения Божией Матери из Киева был помещен над Царскими вратами главного Похвальского собора и так же, как в Лавре, он опускался на службах для поклонения и прикладывания.

Другое воплощение Леушинской Тайны как особой Похвалы Божией Матери, от всей Святой Руси приносимой, стал уникальный обычай - учрежденный Таисией «Чин Чтения Неусыпающего Акафиста».

Начало этому «чину» послужило принесение в конце 1880-х годов одним благочестивым богомольцем в Леушинский монастырь из Соловецкой обители списка чудотворной иконы Божией Матери, именуемой «Хлебная». Эта святая икона была торжественно встречена сестрами за две версты от обители, крестным ходом внесена в святые врата и помещена в пекарне. По благословению Настоятельницы сестры, получая хлеб, должны были положить три поклона Хлебной Богоматери, принимая хлеб как бы из Ее рук, а каждый вечер читать пред нею Акафист. После этого, несмотря на скудость, монастырь никогда не оставался без хлеба. У Игумении Таисии возникла мысль устроить для Хлебной иконы особую келию, в которой она благословила собирать списки других явленных икон Божией Матери и читать пред ними Неусыпающий Акафист. «Тут неусыпно в течение 10-ти лет денно и нощно читались Каноны и Акафисты Богоматери поочередно всеми сестрами обители»(«Историческое описание…»).

Очевидно, Матушка Таисия знала о существовании в Дивеево благословленной Батюшкой Серафимом часовни, в которой собирались все иконы Богоматери и где Преподобный заповедал читать Неусыпающую Псалтирь. В подражание дивеевской часовне Матушка Таисия благословила в 1905 году воздвигнуть подобную в Леушино. Материалами для строительства послужили остатки от новосооруженного зимнего Троицкого собора с приделом Преподобного Серафима Саровского. В новую часовню, воздвигнутую рядом с Похвальским собором, была перенесена чтимая икона Хлебной Богоматери и другие списки Ее явленных икон.

Часовня была освящена 10 июля 1906 года Молитвенником и Благодетелем Леушинского монастыря Протоиереем Иоанном Кронштадтским. Сам по-детски искренно и горячо почитая Пречистую Богородицу, Дорогой Батюшка, вознеся в Часовне хвалу Божией Матери, в духовном восторге воскликнул: «Если бы я жил здесь в монастыре, я не ушел бы отсюда из этой часовни, - как вожделенно славить Владычицу».

В России во многих монастырях читалась неусыпающая Псалтирь и лишь в Леушинском монастыре совершался уникальный чин неусыпающего чтения Акафиста Божией Матери. Подобного обычая не известно более ни в одном монастыре России и даже на Афоне. «Согласно благоговейному желанию настоятельницы святое Имя Богоматери Неусыпной Заступницы и Покровительницы этой пустынной обители не переставало славиться ни на минуту». Почти сорок лет вплоть до закрытия в 1931 году в Леушино немолочно возглашалось архангельское приветствие Богоматери: «Радуйся, Благодатная».

Великая Леушинская Тайна воплотилась также в образе Божией Матери, который в последнее время все более прославляется по всей Руси. Это икона Божией Матери - «Аз есмь с вами, и никтоже на вы».

Образ Похвалы Божией Матери, получивший впоследствии столь утешительное название, был пожертвован в Леушино при самом его начале еще в 1862 году гатчинским купцом Медведевым, который, узнав, что на его родине воздвигается храм Божий, пожертвовал в него хранившуюся у него чтимую икону Похвалы Богоматери. Она стала первой иконой строившегося храма и главной святыней Леушинского монастыря. Именно на поклонение этой святыне приезжала в Леушино старица-монахиня Сергия и получила откровение об основани здесь монашеской обители.

Именно в честь этой иконы Игумения Таисия воздвигла величественный Свято-Похвальский собор, по которому и сам монастырь стали называть Похвальским.

В Леушинской иконописной мастерской под руководством монахини-иконописицы Алипии делались списки с этого образа. Один из списков был преподнесен Дорогому Батюшке во время посещения им Леушино. Именно на этом списке Матушка Таисия и благословила сделать глубоко знаменательную надпись: «Аз есмь с вами, и никтоже на вы», которая выражала надежду леушинских сестер на крепкие и непрестанные молитвы отца Иоанна Кронштадтского о Леушино. Этот образ пробыл у Всероссийского Пастыря несколько лет. Незадолго до кончины отец Иоанн благословил этим образом известного петербургского купца Василия Муравьева, предсказав ему при этом, что придет время, когда тот будет молиться пред этим образом о спасении России и повторит подвиг тысячедневной молитвы на камне. Иоанн Кронштадтский пророчески назвал Леушинский образ «Спасительница России». Все это сбылось в точности: купец Муравьев после революции принял монашество с именем Серафим в Александро-Невской лавре и в канун войны в Вырице повторил подвиг своего небесного покровителя - молился тысячу дней и ночей и вымолил как град Петров, так и всю Россию пред Леушинским образом «Аз есмь с вами, и никтоже на вы». После кончины преподобного Серафима Вырицкого образ в 1960-е годы попал в Киев, где его хранил отец Херувим. Пять лет назад в 1997 году образ был принесен в Козелецкий Свято-Георгиевский монастырь близ Чернигова. Здесь икона прославилась многими чудесами и исцелениями. В честь нее установлен день празднования - на Похвалу Божией Матери, утвержден тропарь и кондак, устроен и освящен придел храма. Эта икона стала первой прославленной иконой наступившего III Тысячелетия.

Божия Матерь, Заступница рода христианского, на пороге нового смутного и скорбного времени вновь обращает к нам кроткие и крепкие слова «Аз есмь с вами, и никтоже на вы». Этот ободряющий глас Божией Матери впервые «прозвучал» и раздался на всю Россию именно из Леушино. Это стало явлением Леушинской тайны всей Руси. Зная все это, грустно сознавать, что ныне Леушинского монастыря нет на земле, что он находится под водой. В советское время «врата ада» извергли всю свою злобу на сие избранное место и излили целое рукотворное море на Леушинский край. Рыбинское водохранилище, возникшее в 1941 - 1947 гг. в Молого-Шекснинской низменности, стало самым большим искусственным морем в мире. Силы ада попытались уничтожить Леушинскую тайну, но это удалось им сделать только внешним образом - рукотворным потопом. Святыня ушла под воды моря подобно древнему легендарному граду Китежу, и ныне почивает под водным спудом. Но это - временное попущение Божие с тем, чтобы Леушинская тайна открылась еще громче прежнего, прежде духовно - а вслед за тем явится и сама обитель. И в этом особая часть Леушинской тайны.

Затопление монастыря и его будущее явление из-под воды Господь открыл Игумении Таисии в пророческом видении о грядущих судьбах обители. В своих "Записках" Игумения Таисия рассказывает об одном видении, бывшем ей как раз накануне ее назначения в Леушинскую общину в 1881 году. Матушка Таисия поняла его как предсказание о своем настоятельстве в Леушино, но это видение, как сейчас очевидно, имело более широкий и глубокий смысл. Оно оказалось откровением Божиим о грядущих судьбах Леушинского монастыря, явленным в таинственных образах, по силе, характеру близких библейским.

«…Видится мне следующий сон. Иду я где-то и подхожу к ржаному полю; рожь так высока, густа и хороша, что на редкость, а мне предстоит все это поле пройти, именно рожью, так как дороги никакой нет, а идти я должна». Некий глас с неба открыл ей, что она должна «выжать все это поле». Цветущее поле изображало расцвет монастыря во время игуменства Таисии до его закрытия после революции. Леушинская обитель стала цветущим Садом Божией Матери на Севере Руси, принесшим богатый духовный урожай Богу.

После ржаного поля матушка Таисия увидела «огромное пространство воды, которому и конца не видно; но я почему-то знала, что это вода наливная, а не самобытная, что тут-луг, сенокос». Удивительно, что Таисия как нечто важное подчеркивает в своем рассказе, что это огромное море было «наливное, а не самобытное». Могла ли Игумения предполагать, что ее монастырь действительно некогда окружат бескрайние пространства Рыбинского водохранилища, которое зальет и погубит многие заливные луга и сенокосы?! Эта вода не остановила подвижницу. «…И я пошла; между тем оказалось довольно глубоко, чем дальше, тем глубже, и я стала бояться утонуть, так как плавать не умею, а вода покрывала меня по шею». Это видение исполнилось в 1940 году, когда началось медленное затопление бассейна реки Шексны, длившееся до 1946 года, и монастырь ушел под воду. (Уровень воды в районе монастыря колеблется в разное время года от 1 до 7 м.).

Далее произошло чудесное событие. Когда, казалось, уже не было никакой надежды на спасение, пришла небесная помощь: «вдруг сверху, как бы с неба упал прямо мне в руку (правую) настоятельский посох, и тот же голос, который говорил мне о ржи, снова сказал при падении посоха: «Опирайся на него,- не потонешь.» Упавший с неба посох, является не только символом игуменской власти, но также знамением твердой опоры. «Аще бо и пойду посереде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси; жезл Твой и палица (посох) Твоя, та мя утешиста» (Пс.22). С помощью посоха она проходит воду и достигает монастыря. «Действительно, с помощью этого посоха, я шла далее водой, и, наконец, вода стала мелеть, скоро показался луг зеленый, и невдалеке белокаменная ограда, в которой виднелись храмы и корпуса, то есть монастырь. Из храма выходил крестный ход, направлявшийся в те ворота, к которым подходила и я, опираясь на посох».

Закончился чудесный сон тем, что «в самых воротах» крестный ход встречает Игумению, певчие поют входное «Достойно есть», «и крестный ход вместе со мной направился обратно к храму».

Третью часть сна можно считать пророчеством о восстановлении славы монастыря, о прославлении Божией Матери на месте сем «Достойно есть». Если исполнились две предыдущие части видения, видимо, предстоит исполнится и этой последней части. Игумения должна войти монастырь. Каким образом, как и когда – также неведомо, как было неведомо исполнение предыдущего…

Сие море, ставшее «святым», хранит честные останки Верной Служки Божией Матери, Благодатной и Богомудрой Старицы Великой Игумении Таисии. Матушка исполнила свой обет, данный ею Богородице, и не оставила Леушино даже после его затопления.

Вся история Леушинского монастыря – история неугасимой свечи Пречистой Деве, неусыпающего Акафиста, неумолкающей Похвалы Божией Матери. Пожалуй, нигде на земле не славилось так Имя Пречистой, как в Ее Леушинском уделе. Более - только на Небесах.

В этом и состоит «Великая Леушинская тайна», ныне пребывающая под спудом рукотворного моря, но имеющая явиться в грядущие времена и теперь уже являющаяся духовно всей Руси. Леушино, будто подводная Святая Русь, светит из своей глубины всей России и всем притекающим к нему.

P.S. Ныне зримой сохранившейся частью Леушино на земле остается Леушинское подворье в Санкт-Петербурге, милостию Божией восстанавливаемое и возрождаемое...


Протоиерей Геннадий Беловолов