Леушино



Леушино
Леушинский монастырь

ЗАПОВЕДНОЕ ЛЕУШИНО

Леушинские места Дарвинский заповедник
Леушинские места Дарвинский заповедник

В этом лесу нет консервных банок и полиэтиленовых бутылок, здесь не найдешь брошенных кострищ и срубленных деревьев. Здесь еще текут чистые реки, из которых можно пить воду. Здесь стоят прозрачные озера, в которых отражается синева неба. Сюда любят прилетать птицы. Сочные ягоды остаются стоять в лесу несорванными. В этом лесу тебя не встретит случайный путник или заезжий турист. Здесь не услышишь охотничьих выстрелов и далеко на много верст нет никакого жилья. Это - леушинский лес.

Все это описание может показаться каким-то чудесным сном или воспоминанием о былой чистоте природы. Тем большее чудо, что все это сущесвует и все это можно увидеть своими глазами. Этот край сегодня называется -Дарвинский заповедник, на территории которого и находится место Леушинского монастыря, точнее сказать - в акватории под водой на дне “моря”.

Этим летом мы сподобились побывать в этом Заповеднике и поняли, что у Леушино есть еще одна тайна, состоящая в том, что несмотря на затопление монастыря оно сохранилось как особый заподеный край, как мир Божий. После затопления Молого-Шекснинской низменности, в 1945 г. был образован Дарвинский Государственный заповедник. Все прилегающие с южной стороны к Леушинскому монастырю леса, реки, озера получили особый статус заповедной территории, изъятой из народо-хозяйственного использования.

Когда я впервые услышал название – “Дарвинский заповедник”, - конечно, мелькнула мысль: не от имени ли небезизвестного Дарвина? Но тут же отверг ее, как весьма нелепую. Откуда здесь в Шекснинской глуши быть Дарвину?! Оставалось единственное объяснение: Дарвинский – от слова “дар”. И какой смысл в этом названии: заповедник, хранящий Леушинский край, действительно является для нас “даром” Божиим. И даже когда потом в заповеднике выяснилось, что он действительно назван именем Дарвина, для нас он все равно остался “даром” Божиим.

Тайна промысла Божия состоит в том, что попуская скорби, Господь обязательно посылает и утешение. И чем большие бывают скорби, тем большиее бывают и утешения. Сколь великая скорбь видеть гладь бескрайней воды над Леушинской обителью, знать, что под ней упокоились многие леушинские сестры вместе со своей настоятельницей Таисией. Как трудно читать «Записки» Таисии после посещения Леушинских мест. Все описанное в них : все скорби и радости матушки Таисии, все ее многие труды, все переживания, - все это погребено под этой водой. И невольно приходит мысль о том, что неужели все это было напрасно?

Побывав в Дарвинском заповеднике, постигаешь тайну Промысла Божия и тайну Его милосердия. Богу угодно было сокрыть под водным покровом великий монастырь. Но Господь не оставил без утешения всех почитателей Матушки Таисии, Он уберег Леушино как особый заповедник, в котором сохраняется дух великой святыни. Место сие стало воистину заповедным, т.е. закрытым для любого вторжения и хозяйственной деятельности. Хотя мы не видим прежнего монастыря, но та же неоскверненная природа, девственные леса, чистые реки, - все остается неизменным. А главное- та же благодать, которую здесь открыла для себя Матушка Таисия, благодать, которая собрала здесь множество насельниц и привлекала сюда Дорогого Батюшку Иоанна Кронштадтского, - эта благодать и ныне пребывает в Заповедном Леушинском Краю.

Когда идешь по лесной дороге, в памяти невольно всплывают страницы воспоминаний Матушки Таисии, и кажется, не удивился, если из-за поворота показалась бы коляска с беседующими между собой Пастырем и Игуменией. Здесь, как оказалось, даже сохранился в лесу участок дороги, который до сих пор называют «монастырским». В Дарвинском заповеднике попадаешь в Леушино как бы еще до основания монастыря, вместе с первой леушинской монахиней Сергией. Легко представить, что увидела здесь и ее преемница монахиня Таисия, приехавшая в неведомое ей Леушино.

В заповеднике есть особый остров, который официально именуется “Зона Абсолютного Покоя”. На него нет доступа никому из людей. Но весь заповедник - зона покоя. Здесь чувствуешь касание того Благодатного Покоя, Которого Единого жаждет душа и Которым единственно живится.

Тем больше наша благодарность тем, кто хранит покой Леушино, – директору и сотрудникам Дарвинского заповедника – за то уважение, с которым они относятся к природе и истории Заповедного края и к его духовным сокровищам.

Здесь слово “заповедник” начинаешь понимать в связи с его изначальными корнем - заповедь. Заповедник осознаешь как место, где исполняются Заповеди Божии. «Не убий», «не укради», «не обижай», - за исполнением этих заповедей в отношении природы строго следят сорудники заповедника. Здесь издается газета с символическим названием - “Остров Спасения”. Это было самым большим открытием, что Леушино и поныне является «островом спасения». И хотелось бы, не только для для животных и растений.


Протоиерей Геннадий Беловолов