Леушино



Леушино
Отец Иоанн Кронштадтский

Рассказы Любови Алексеевны Малкиной,

записанные в Суре, Кронштадте и на Леушинском подворье в Петербурге

Двадцать копеечек Батюшки Иоанна

-Я с двадцатого года, дак дедушку и бабушку не застала. А вот по разговорам по маминым да татиным слышала-то о Батюшке отце Иоанне.

У меня было 20 копеечек от Батюшки. Когда Батюшка приезжал в Суру, то тут ведь его встречали всем селом. От пристани до села выстилали коврами, и он въезжал на своей бричке в Суру. Батюшка ехал и всех одаривал денежками. Вот и маме моей достались 20 копеечек. А она не растратила их, а сберегла мне на свадьбу. Я на эти “Батюшкины” 20 копеечек себе свадебный сарафан сшила. Малиновый, расшитый. А сарафан-то этот до сих пор дома сохраняю.


Монахиня Дария - сестра о.Иоанна


Д.И. Сергиева в Сурском монастыре. Начало ХХ в.

 
Мы за нее как за монахиню Дарию молимся – за бабушку мою Дарью Ильиничну. Она вроде как в постриге была. На старости лет не захотела быть обузой для детей и по совету брата и перешла жить-то в его монастырь в Суре. Рядом с ней жила в монастыре ее внучка. Так бабушка-то значит до самой своей кончины в 1910 году в монастыре и пробыла. За ней там и невестка ходила, Агапия. Может быть, конечно, и не так, а только у нас в Суре молятся «о упокоении монахини Дарии». А похоронена была рядом со своим отцом Ильей Михайловичем Сергиевым.


Алексей Семенович Малкин в Кронштадте

Отец мой Алексей Семенович рассказывал мне: “Мать-то, Дарья Ильинична, у меня овдовела. Отец умер. И приехал Иоанн Кронштадтский, брат ейный, из Кронштадта и сказал ей: “ Дарья, тебе тяжело ростить детей. Давай я у тебя Алексея-то возьму к себе В Кронштадт, подрощу там и выучу. Ты мне его отдай. Тебе полегче будет.” Ну вот бабушка Дарья-то и отдала его: «Давай поезжай». Он и увез его в Кронштадт-то. Пожил он там с год, не больше. Жил в доме с батюшкой. И вот это он сам мне рассказывал: “И я пожил-то пожил в Кронштадте-то и я так затосковал об Суре, да об маме своей... И все каждый день плачу, да прошусь домой: “Увези меня к маме. У меня мама там одна. Домой хочу, в Суру». Он ведь маленький еще был. Вот отец Иоанн Кронштадтский на другое лето поехал домой, да его и привез. Он там мало и пожил, говорил, что батюшко меня все в церковь водил.


Почему на Суре нет крыс


Село Сура. 1903 г.
 
У нас начиная от Верколы нет ни одной крысы, а в Карпогорах уже есть. У меня была там двоюродная сестра замужем и у нее крыса укусила козу за вымя и козу пришлось зарезать. Вот какие крысы. Коты их боятся. Большую-то крысу кот и взять не может. Вот мама-то рассказывала. Кронштадтский-то приезжал к нам и говорит: «Этой твари у вас не будет. Нам она не нада. Чтоб у нас была земля святая». Помолился он и у нас до сих пор нет крыс. Завозили бывало крыс на пароходах или на баржах. Поставят их у пристани, а крыс вынесут на берег. А как пароход-то пойдет, они тут же забегают назад, не оставаются в Суре.

Еще Кронштадтский обошел нашу поскотину всю, куда скот гоняли, и сказал: «Не будет зверь обидеть нашего скота». У нас медведи, волки никогда не задевали скота-то. Это все по молитвам его.

см. также:
  • Святая Сура - Родина отца Иоанна Кронштадтского
  • На родине Иоанна Кронштадтского
  • О Любови Алексеевне Малкиной - внучатой племяннице Батюшки
  • Паломничество на Русский Север. День пятый. Карпогоры, Сура, Веркола