Леушино



Леушино
Леушинская газета

Кавказский мученик протоиерей Петр
 

Мог ли подумать молодой священник, посланный в конце 1950-х гг. ставропольским архиереем в дальний поселок Слепцовский в Чечено-Ингушетии, входя в первый раз в свой приходской храм, что через сорок лет уже семидесятилетним старцем он выйдет из него под крики и угрозы разъяренных бандитов на глазах у своих прихожан и взойдет на свою мученическую голгофу.

протоиерей Петр Убиенный от фанатиков-чеченцев, протоиерей Петр Сухоносов стал вторым священномучеником новой Кавказской войны конца ХХ века после священника Анатолия Чистоусова (официально “без вести пропавший”). Поселок Орджоникидзевский (станица Слепцовская) одна из “горячих точек” Кавказа, где нужна особая пламенная молитва к Богу, нужны особые крепкие подвижники. Именно таким и был отец Петр Сухоносов, приведенный сюда на служение Промыслом Божиим и удостоенный высшего венца Царства Небесного - Венца Мученического. Рукоположенный в то время, когда на Церковь был объявлен очередной и “последний” поход, когда миру грозил апокалипсис “светлого будущего”, отец Петр еще в молодости прошел школу исповедничества за веру Христову, которое в период хрущевской оттепели требовалось от священника буквально на каждом шагу. В храме Покрова Божией Матери он прослужил почти сорок лет. В трудные годы священнику удалось сохранить храм от закрытия, благоукрасить его, преумножить паству. Приходской дом близ храма также построен отцом Петром. Хотя он не был в постриге, но вел жизнь строго монашескую, подвижническую, храня обет целибатства. Отец Петр был одним из самых известных и чтимых священников на Северном Кавказе. За подвижнические труды и богатый духовный опыт он пользовался всеобщим уважением в епархии, многие священники и миряне приезжали к нему за благословениями и советами как к духоносному старцу. В последние годы Ставропольский Митрополит Гедеон поручил отцу Петру быть благочинным всей Ингушетии. За два года до мученической кончины - в 1997 г. - отец Петр сильно заболел. Его положили в больницу в г. Пятигорске, где сделали две операции, удалили почку. За ним, как за родным отцом, неотступно ухаживал преданный Батюшке приходской диакон. В последние годы отца Петра было сложно увидеть из-за военных действий в Чечне. В больнице Старца посещало множество людей: священники, духовные чада, незнакомые богомольцы. Отец Петр всех благословлял, давал краткие советы, дарил на память духовные книги, надписывая их. Это были самые простые книги, но духовно самые необходимые: кому Акафистник, кому Богородичное правило, кому Молитвослов. Никто не догадывался, что это было духовное прощание отца с возлюбленной паствой. Видимо, прозорливому Батюшке была открыта его мученическая кончина. Он часто так и говорил своим чадам: ”Моя смерть будет мученическая”. После операции отец Петр сильно сгорбился и стал совсем похож на Серафима Саровского. Уже выписавшись из больницы, отец Петр служил в Лазаревской церкви Пятигорска. Когда кто-то попросил его сфотографироваться на память, тот неожиданно радостно согласился. Этот снимок в крестилке стал одним из последних фотографий отца Петра. Теперь, размноженный в десятках и сотнях экземпляров, он висит у многих верующих на Кавказе рядом с иконами в святом углу.

28 марта 1999 года четыре вооруженных чеченских бандита на УАЗике подъехали к Покровскому храму. В это время только что закончилась Божественная Литургия. Свою последнюю службу отец Петр отслужил на праздник Похвалы Пресвятой Богородицы, иначе называемый - Суббота Акафиста. Накануне на всенощной умилительно читался дивный Акафист Божией Матери. В этот же день празднуется икона Феодоровской Богоматери. Отец Петр благоговейно чтил Божию Матерь, будучи “Ее рода”, потому и сподобился взойти на свою голгофу в великий праздник Божией Матери. Знали ли безумцы, какой день они выбрали для своего злодеяния?! Поражают эти удивительные совпадения: нападение на Буденновск (Град Св.Креста) пришлось на Семик (Троицкая неделя), нападение на Кизляр - на Святки. Вооруженные чеченские боевики ворвались в храм с автоматами. В это время отец Петр был еще в алтаре. Батюшку схватили прямо в иерейском облачении. Немногие пожилые женщины в храме были бессильны перед боевиками. Диакона, который пытался защищать Старца, злодеи тут же жестоко избили. Самого же о. Петра с криками вывели на паперть, где он едва успел последний раз перекреститься на свой родной храм, и затолкали в автомобиль. Оперативная хроника потом сообщила: “Неподалеку от административной границы с Чечней около села Серноводского между преступниками и сотрудниками милиции завязалась перестрелка. Бандиты бросили машину и вместе с похищенным скрылись на территории Чечни”. Это была, по-видимому, разработанная и спланированная акция бандитов против Православия, потому что почти одновременно было захвачено еще два священника. Накануне, 27 марта из церкви станицы Ассиновская в Чечне был захвачен и увезен протоиерей Петр Макаров. А десять дней спустя - в канун праздника Благовещения Пресвятой Богородицы - был похищен третий священник о.Сергий Потапов. Великий пост 1999 года стал гефсиманским постом кавказского духовенства. Очевидно, что вожди ваххабизма ставили не только экономические цели, похищая священников. Для них это был повод поглумиться над верою Христовой в лице его служителей накануне Великого праздника Пасхи. Впоследствии в результате спецоперации российских спецслужб о.Петр Макаров и о.Сергий Потапов были освобождены из чеченского плена. Отцу Петру Сухоносову Господь благословил взойти на кавказскую Голгофу. О дальнейшей судьбе отца Петра известны отрывочные сведения. За многие годы служения он выучил почти всю службу наизусть и поэтому, даже заточенный в яме или подвале для заложников, отец Петр неопустительно вычитывал суточный круг богослужений без помощи Часослова. Это поддерживало его духовные силы. Своим благодушием и мирностью он вызывал невольное уважение даже у следивших за ним охранников. Все подробности мученической кончины отца Петра пока неизвестны. По чеченскому телевидению было показано обнаженное тело замученного отца Петра. Чеченцы запросили за останки отца Петра огромную сумму в долларах. Мощи Мученика и до сих пор находятся в Чечне (после завершения военных действий возможно их обретение). Видимо, сему святому старцу-страстотерпцу Господь Бог и судил стать последним новомучеником Русской Голгофы ХХ века, запечатав его именем Великий Святой Мартиролог Новомучеников российских уходящего столетия.

Iерей Г.