Леушино



Леушино
Леушинская газета

Рассказы о блаженной Любушке
Беседа с Лукией Ивановной Мироновой, многолетней келейницей старицы блаженной Любушки монахини Кириллы

30 сентября - день ангела старицы Любушки.
Господу было угодно, чтобы родители назвали ее, самую младшую в семье, именно Любовью, хотя она появилась на свет Божий за две недели досвоего дня Ангела – 17 сентября 1912 года.

В день Любушкиных именин – в праздник святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии – мы сидим за столом в доме Лукии Ивановны Мироновой, многолетней Любушкиной спутницы, пьем чай с пирогами, поминаем и вспоминаем блаженную. Дом просторный и светлый, куплен недавно по благословению и молитвам блаженной старицы. В углу огромная старинная икона святителя Николая, она досталась вместе с домом. Со слов хозяйки, Любушка особо чтила Николая Чудотворца, усердно молилась в Сусанино перед его старинным образом (ныне икона передана в дар Кирилло-Белозерскому мужскому монастырю). 22 года блаженная жила в доме Лукии Ивановны Мироновой.

– Пришла Любушка к нам в праздник святых апостолов Петра и Павла, – вспоминает Лукия Ивановна, – в 1974 году. Мы тогда в Вырице жили. Встретились мы с Любушкой на улице. А до этого я ее в храме видела, ее уже тогда за прозорливую считали. Любушка спросила меня, где я живу и попросилась переночевать. Я сказала ей тогда, что я грешная и недостойная, но буду рада. Только у меня внуки маленькие...

– Я детей не боюсь, – ответила Любушка.

Пришли домой, а Галина кормит грудью Павлика. Я тогда занимала комнату в коммунальной квартире. А на лето ко мне приезжала Галина с мужем и двумя маленькими детьми. Первое, что сказала Любушка, когда мы вошли: «Ты здесь живешь. И я теперь буду здесь жить...» Мы постелили ей на раскладушке, другого места не было. Так она и осталась жить в нашем доме. Ее звали к себе одинокие старушки, но Любушка почему-то отказывалась, говорила, что к себе, то есть в наш дом, пойдет. Помню, через год она сказала мне: «Люся, пойдем с тобой странствовать».

– Любушка, не то время, теперь много хулиганства, куда же мы с тобой пойдем? Давай в доме у нас жить, храм рядом.

– Ладно, давай у тебя жить...

Она дважды звала меня странствовать. Пришла в наш дом с сумочкой, где была пара белья и кусочек хлеба. На ногах – тапочки. Кто-то из богомольцев дал ей новую кофту с начесом. У меня была такая же, только уже старенькая. Она мне вдруг говорит: «Люся, давай поменяемся, я хочу твою носить». Поменялись.

По благословению Любушки мы купили дом в Сусанино, рядом с храмом иконы Казанской Божией Матери, которую она особо чтила. Эту покупку она нам предсказала заранее, за три года.

Любушка много молилась, особенно ночами. Она знала наизусть много акафистов. В Сусанино к ней все чаще стали обращаться люди, особенно в беде, в горе. Она за всех, кто к ней обращался, молилась, говорила им волю Божию – ей было открыто. Она чаще всего по своей ручке читала, словно книгу жизни открывала. По молитве, конечно, которая ее, праведницы, доходила до Бога. Многих Любушка отправляла молиться в монастырь на Карповку к святому прав. Иоанну Кронштадтскому или к блж. Ксении. Она их очень почитала.

В последние годы не было дня, чтобы к нам не приезжали люди, бывало, что и ночью, и не только миряне, но и монашествующие, духовенство. Отец Наум, архимандрит из Троице-Сергиевой лавры, часто к нам своих чад отправлял. Он и сам не раз бывал у нас, в Сусанино. Помню, предлагал Любушке постричь ее в монашество, однажды куклу прислал в монашеской одежде. Но Люба упорно отказывалась. Она говорила всегда: «Я странница. Так меня и поминайте...» Она никогда не осуждала ни священство, ни вообще кого-либо, всех жалела. Не раз говорила мне, что умрет у Казанской, что ее убьют мужики...»

...Лукия Ивановна охотно рассказывала мне про блаженную и очень мало говорила в связи с ней о себе. Хотя она, верная Любушкина спутница, 22 года незаметно помогала блаженной нести нелегкий крест юродства Христа ради. Сколько людей перебывало в их доме за годы жизни с Любушкой, не перечесть – не десятки, а тысячи... И сколько нужно было хозяйке дома терпения, любви Христовой, чтобы всех принимать, утешать в горе, кормить-поить, укладывать порой на ночлег. Один священник сказал, что этим Лукия спасется. «Блаженны милостивии, яко тии помилованы будут».

Рассказывает Лукия Ивановна Миронова: «Молилась Любушка необычно и трогательно. И в храме, и дома она разговаривала с иконами на своем языке, обращаясь к образу на иконе как к живому. Иногда слезно просила о чем-то, иногда радовалась. Молилась она за всех, кто к ней обращался, молилась за Петербург, за Россию. Как-то сказала, что если люди будут все так же грешить и не будут каяться в грехах, наступит страшное время.

Она особо почитала Матерь Божию. Любушка, сирота, любила Ее всем сердцем, всей душою, как свою родную мать. И тоже в сердечной простоте по-своему с Ней говорила. Любушка рассказывала мне, что Царица Небесная неоднократно к ней являлась. Впервые она заговорила об этом еще в Вырице. Однажды Любушка молилась на дороге, недалеко от храма. И видит, как прямо на нее идет по дороге стая волков – почему-то черных, страшных. Это были бесы. Через несколько дней на том месте, у дороги, она увидела на сосне Саму Царицу Небесную в голубом красивом одеянии...

Однажды она стояла у храма, молилась и вдруг видит Матерь Божию совсем недалеко, в нескольких шагах. Царица Небесная словно с иконы сошла. Она стояла и смотрела на угодницу Божию Любушку, утешала ее Своим явлением. Однажды в Сусанино я спросила у Любушки, спасусь ли я и как мне спасаться.

– В храм будешь ходить и спасешься, – ответила блаженная.

Будем считать, что это наказ нам всем – всем, кто стремится спасти душу.


По материалам газеты “Вера”
Фото Л. Ивановой

см. также:
День ангела блаженной Любушки

Десять лет памяти блаженной Любушки Сусанинской